Главная / Рассказы / Танец в одиночку. Глава седьмая

Танец в одиночку. Глава седьмая

Люди на улице сегодня реально какие-то странные. Я иду  к метро и они пялятся на меня так, как если бы у меня на голове выросло дерево, на котором болтаются инкрустированные бриллиантами логотипы «Плейбоя» вместо яблок, ну или там вишен.

Я, хоть убей, не могу понять, в чем дело. Кто-то улыбается. Кто-то просто удивленно разглядывает меня и идет дальше с пришибленным лицом.

Выгляжу я сегодня очень даже неплохо, однако реакция людей не похожа на восторг от созерцания неземной красоты. На мне высокие каблуки, обтягивающие джинсы, ярко красная жилетка с пояском на спине, которую я купила позавчера на распродаже; а еще понтовые очки на пол-лица, такие зеркальные и стальные, что самому Терминатору в них не будет стыдно показаться на приеме у президента США. Что не так, господа?

Да, сегодня на мне красный лифчик и черные трусы, которые не очень подходят друг под друга (если быть откровенной, они из разных комплектов), но вряд ли ваши недоуменные взгляды проникают так глубоко. Не думаю, что дело в цветовом несоответствии нижней и верхней частей бельевого гарнитура.

Я могла бы предположить, что это восхищение, однако при всем желании, не могу подобным образом истолковать эти странные взгляды. Однако лучше не загружаться. Один из принципов, существенно облегчающих мне жизнь, это: «Выпрями спину и улыбнись, когда ни хрена не понимаешь и ничего не можешь изменить». Реально принцип очень действенный. Во-первых, когда ты «надеваешь» на себя гордый вид, что достигается путем простого выпрямления спины, и начинаешь спокойно уверенно улыбаться, люди воспринимают тебя совершенно по-другому. Странная у них психология: они весьма нелогично полагают, что твой внешний вид и манера себя держать выражают внутреннее состояние души. Поэтому напускная уверенность в себе - лучший способ сделать вид, что все в ажуре, под контролем, что все просто класс. Даже если внутри готов описаться от страха или спрятаться под стул от неуверенности в себе.

Итак, я гордо выпрямившись иду по улице, слегка улыбаюсь и небрежно помахиваю сумкой. Я еду гулять на Тверскую. Сегодня я не работаю, целый день свободна; я собираюсь провести этот замечательный солнечный день одна, и не буду ни с кем делиться своим удовольствием. Как говорят мои младшие «Жадина-говядина, соленый огурец, на полу валяется, никто его не ест. Муха прилетела, покакала и съела». Для меня всегда было секретом, почему мухе перед тем, как съесть огурец, надо было на него покакать; видимо, это ради красоты формы вышеприведенного великолепного образчика поэтического искусства. Ведь искусство требует жертв, не так ли?

Проходя мимо машины с зеркальными стеклами, я бросаю на свою персону быстрый взгляд и иду дальше. Через полтора метра внезапно останавливаюсь. Мама, ЧТО ЭТО?

Я подбегаю к окошку машины и гляжусь на себя снова. Что-то не так. Я не могу понять, что, но что-то не так. Странное чувство, как будто я полная дура. Через минуту до моей кудрявой башки доходит, что из моих понтовых терминаторских очков выпало одно стекло. И пол-района видели меня  с гордо поднятой головой и аристократической улыбкой на устах и в бомжатных солнечных очках. Бомжатных - потому что без одного стекла они действительно выглядят бомжатно. На меня из зеркального окошка машины глядит несуразная физиономия. Описать это цензурными словами не представляется возможным. Если хотите понять в полной мере мои чувства, выбейте из самых дорогих своих очков одно стекло, пройдите по району, где вас все знают, а потом посмотрите на себя в зеркало. Вид одного глаза, который тупо воззрится  на вас из отверстия на месте выпавшего стекла, принесет вам  незабываемые несколько минут.

Еще через минуту я начинаю смеяться. Я четко представила себе контраст между моим преисполненным величия внешним видом и, образно выражаясь, дыркой в лице и теперь почти рыдаю от смеха. Засовываю очки в сумку и хихикая иду дальше. Хорошее начало хорошего дня. Надеюсь, у меня нет большой дырки на джинсах, где-нибудь на попе.

Кстати, это одна из моих многочисленных фобий. Мой ночной кошмар: я захожу в класс, где меня ждет группа бизнесменов, жаждущих учить английский, и они видят на моей попе большое пятно. Например, я села во что-нибудь. Или кто-нибудь нехороший подкрался сзади и нарисовал на моих белых брюках какую-нибудь каку, пока я была увлечена высокопрофессиональным разговором с коллегой. При одной мысли об этом меня пробирает до дрожи. Перед каждым уроком я тщательным образом проверяю по пятибалльной системе, насколько чистый мой зад. Без этого я просто боюсь входить в класс.

А вообще у меня много фобий. Если их все тут описывать, то сие повествование можно будет назвать не «Танцем в одиночку», а «Исповедью на приеме у психотерапевта».

Выхожу на Пушкинской и поднимаюсь в город. Какие дивные розы в подземном переходе. Я подхожу к продавцу.

- Сколько стоят вот эти? - спрашиваю я, указывая на роскошные цветы насыщенного розового оттенка. Это уже не бутоны, это распустившиеся розы. Они похожи на зрелых роскошных женщин, впитавших в себя все жизненные соки и наслаждающихся своей красотой.

- Сто, - отвечает продавец.

- А эти? - белые бутоны с бордовой каймой. Девушки, жарко заалевшие от прикосновения любимого.

- Сто сорок.

Что за фигня? Почему девушки стоят дороже женщин?! Так нечестно. Это дискриминация. А как же жизненный опыт? Красота, которую можно сравнить с ароматом старого вина? (а старые вина, как известно, становятся с годами только лучше)

Неужели все перевешивает бездумная молодость? Только потому, что она молодость? Молодость - это что, самоценность? Блин, я говорю как старушка.

- А почему вот эти розы меньше, но стоят дороже?

- Видите ли, - продавец встает с раскладного стульчика. - Взгляните на стебли. Вот у этих роз (у девушек) стебли зеленые. Это говорит о том, что они росли в теплице. Вот у этих (красивых женщин) - стебли коричневатые. Они росли на грунте, безо всяких теплиц. По затратам они меньше, потому что росли естественным путем. Их не выводили, как эти. Понимаете?

- Понимаю. - Я благодарна дяде за подробное объяснение. Надо же, вот как по цвету стебля можно определить всю прошлую жизнь цветка. Теперь смогу строить из себя умную перед друзьями.

- Дайте мне вот эту, - беру одну из зрелых красавиц. - Имейте в виду, я выбрала эту не потому, что она дешевле, а потому, что она мне больше нравится, - объясняю дяде.

- Я прекрасно понимаю. Эти розы и вправду очень красивые. Выдают ваш хороший вкус.

- Розы вообще все красивые, - отвечаю я. - Я не признаю других цветов кроме роз. Королевские цветы, с ними больше ничто не сравнится.

Продавец смотрит на меня со смесью удивления и восхищения. Видимо, с  ним не делятся секретами своих цветочных пристрастий. И совершенно очевидно, что он одобряет мой бзик.

- Первым человеком, зарегистрировавшия свой собственный розарий, была женщина, - говорит он, все так же глядя на меня. - Ее звали Жозефина Богарнэ.

Я понимающе киваю головой. Я не знала об этом. Но это приятно, пожалуй. Говорят, она была некрасива. Однако удалось же ей влюбить в себя самого Наполеона. Я всегда считала, что женщины берут не одной красотой. Вкус, ум, уверенность в себе, что еще???

- Ваш выбор свидетельствует о вашей женственности и нежности. Вы ... нежная.

Мысленно я представляю себе, как за спиной розоторговца распускается павлиний хвост. Я люблю общаться с людьми, и с мужчинами тоже, но не до такой степени, когда перед глазами начинают маячить павлиньи хвосты.

- Не вполне готова согласиться с тем, что я нежная, - отвечаю я, сладко улыбнувшись. Перед моими глазами встает вчерашний диалог с коллегой, когда я в крепких выражениях рассказывала ей о зачетной речи моей начальницы, обращенной ко мне. Моя начальница... Уууу... Данная особа обладает редкостным даром говорить именно то, что не надо, именно тогда, когда не надо, именно тому, к кому это не относится. Причем доносить свою мысль или отсутствие оной (что чаще) настолько нетактично и бессмысленно, что человек чувствует себя одновременно обосранным и развеселившимся.

Трагедия моей начальницы заключается в том, что несет всякую ахинею она не со зла, а по неспособности понять некоторых вещей, очевидных большинству людей. Она блондинка, вдобавок ко всему, в настоящий момент беременная блондинка. Поэтому я всегда склонна была относиться к ней снисходительно и прислушиваться к ее сентенциям достаточно миролюбиво. Ведь нельзя же требовать от человека того, чего у него нет, правда? Нельзя у хромого требовать, чтобы он быстро бегал, а у глухого, чтобы он пел песни после первого прослушивания. И то и другое в принципе невозможно. Так же нельзя у глупого человека требовать умных поступков. Они бывают. Но случайно. По счастливому редкому совпадению. В целом же глупый человек не способен додуматься до чего-то умного, это надо принимать как данность. Извините за избитые истины.

Однако вчера у меня было плохое настроение. Я была недовольна в первую очередь собой, а потом и всеми остальными, и вообще меня лучше было не трогать. Но, как я уже говорила, у моей начальницы все бывает именно тогда, когда не нужно. Она потратила около шести минут моей подготовки к уроку на то, чтобы призвать меня перестать «халявно относиться к своей работе». Проблема заключалась в том, что я не заполнила какие-то бумажки, касающиеся расписания проведенных занятий. У меня в принципе плохо с бумажками, я не люблю их, а они не любят меня. Эта вражда продолжается со школы. Возня с бумажками всегда ввергала меня в тоску, уныние и полное отчаяние.

Разумеется, мой ум старается всячески стереть из моей памяти все, что может иметь хоть какое-то отношение к бумажкам. И порой я забываю их заполнять.

Только моя работа состоит не в заполнении бумажек - а в качественном обучении людей английскому языку. Я не знаю, насколько качественно это выходит в моем случае, но факт есть факт - я каждый день припираюсь на работу за два часа до занятия, чтобы детально подготовиться к уроку. И фраза о «халявном отношении к работе», помноженная на не соответствие ее действительности и на мою нелюбовь к бумажкам, вызвала во мне бурную реакцию. В первый момент я просто оторвалась от своих записей и планов на урок, чтобы окинуть начальницу трезвым взглядом и понять, не прикалывается ли она. Нет, она сидела и смотрела на меня сквозь очки строгим взглядом, преисполненная сознания собственной значимости. Я вспомнила, что она блондинка, к тому же беременная, кивнула в ответ и сказала со всей серьезностью: «Благодарю вас, я приму к сведению ваши пожелания». Но настроение мое было таково, что я просто не могла держать это в себе. К вечеру моя коллега услышала от меня детальный рассказ происшедшего, наполненный словами, которые никак не добавляют образу девушки упомянутой розоторговцем «нежности». Это были очень крепкие слова. Я знаю, они меня не красят, но глупо вместо них говорить «ах, какая досада» или «ой, как нехорошо», потому что это значит не называть вещи своими именами.

Иными словами, я расплачиваюсь за розу и беру ее из рук недоверчиво смотрящего на меня дядечки. Дорогой дядечка, я понимаю, что у вас дефицит общения, однако же отдайте мне мою розочку. Я заплатила за нее сто рублей, и пусть это немного, но с неба они мне не падают. Спасибо. Мило улыбаюсь и иду гулять. Ах, как пахнет. Какая вообще красота эта жизнь, когда можно в неограниченных количествах покупать мороженое, розочки и танцевать до утра. Дома. Одна. А о тебе вспоминать только когда чувствуешь на улице запах мужского одеколона и пытаешься вспомнить, такой ли был у тебя или какой-то другой. А потом отвлекаться от этих высокоумственных раздумий и идти дальше, напевая любимую песню. I Saved the World Today или No Шакиры. Или Her Morning Elegance - для особо спокойного расположения духа.

А. А-ва


Комментарии (1)

Jetson2016-06-19 04:17:54
That's more than seneibls! That's a great post!


Страницы:  1
Имя:
Комментарий:
У нас Вы сможете купить лодку надувную оперативно и по приятным ценам.
Яндекс.Метрика