Главная / Рассказы / Безнравственная история

Безнравственная история

- Поедем со мной. Ну, я имею в виду, поехали ко мне. Честно, ты не смотри на меня так. Все будет так, как ты захочешь. Одно я обещаю – будет ужин, я сам его приготовлю. Просто поговорим. Мне хочется поговорить, причем не с кем-то, а именно с тобой. Ты нравишься мне, очень. Тебе будет хорошо. Дальше – после ужина, все будет так, как ты решишь. Захочешь – отвезу тебя домой. Захочешь – оставайся ночевать у меня, и я обещаю, что не прикоснусь к тебе даже пальцем (хотя это будет непросто). Захочешь… ну… мы проведем эту ночь… мы займемся любовью. Но это не главное. Честно. Мне правда просто хочется побыть с тобой.

И что мне делать, спросила себя я. Пожалуй, впервые в жизни я стою перед мужчиной, который мне действительно сильно нравится. Не знаю, влюблена ли я или это что-то другое, но мне хочется согласиться на то, что в устах любого другого звучало бы как сомнительное несерьезное предложение.

Первый парень был у меня в пятнадцать лет. Я училась в десятом классе и не очень страдала от отсутствия молодых людей и интимных связей; но произошло все из-за моей типичной для подростков конформности (которую я тогда, конечно, всячески отрицала, так как чувствовала себя не такой как все) и любопытства, в этом деле неуместного. Я долго жалела потом. Я начала встречаться с ним без особой влюбленности: просто он не был мне противен, а иногда даже неплохо целовался. Через два месяца наших довольно невинных встреч, прогулок за руку и экспериментальных поцелуев, он сказал, что его родители уезжают на дачу и пригласил меня к себе. Недолго думая, я согласилась. «Интересно, как это бывает,» - подумала я.

Те десять минут, в которые все произошло, были отвратительным, болезненными, скользкими и нелепыми. После этого мы пили на кухне чай, и я боялась посмотреть на него, потому что опасалась, что меня стошнит. Под предлогом плохого самочувствия я собралась и сбежала домой. Желание встречаться с кем-то после того эпизода пропало напрочь. Я объявила мальчику о своем намерении расстаться и была абсолютно в нем непоколебима, и мне было ни капли не жаль его, ставшего мне омерзительным, хотя он и корчился в муках уязвленного самолюбия. Кажется, он считал себя неотразимым плейбоем.  До меня.

Второй парень, которого я подпустила к себе, был моим однокурсником. Он был одним из немногочисленных юношей на нашем потоке, но поначалу я абсолютно не воспринимала его всерьез. Впрочем, я и девушек не воспринимала всерьез, с их рассказами о страстной любви, безумных ночах и любовных треугольниках. Зачем нужен этот противный скользкий акт, именуемый «занятием любовью»? Что в нем такого? Почему так называемая «любовь» непременно сводится к этому? Как-то одна моя знакомая девушка сказала мне: «Я бы хотела выйти замуж за человека, с которым не нужно заниматься сексом». Пожалуй, ее позиция была мне наиболее близка.
С Андреем, тем самым однокурсником, мы начали общаться по дороге домой – мы жили в одной части города. Я обратила внимание на то, что он умен, эрудирован и обладает хорошим чувством юмора. Мне было интересно с ним. Не думаю, что наши отношения переросли бы в нечто большее, если бы не он. В один из вечеров, когда мы спускались на эскалаторе в метро, он, стоявший на нижней ступени, внезапно поцеловал меня сначала в шею, потом в губы. Поцелуй оказался довольно приятным и вызвал во мне волну тепла, разливающегося по телу. После этого я стала смотреть на него по-другому. Это была не влюбленность, но некая гордость от того, что я девушка такого образованного интересного молодого человека. Он казался мне не таким, как все. Я стала приезжать к нему, в крохотную однокомнатную квартиру, которую он снимал, и ночевала у него. Занятия любовью с ним были чем-то не столь мерзким, что было в первый раз. Мне был уже двадцать один год, возможно, что я была более сформирована физически; но особого восторга от них я не испытывала. Просто это было, по-видимому, неизбежной частью отношений каждой как бы влюбленной пары, поэтому я смирилась с необходимостью. Хотя порой это было утомительно.

Все закончилось примерно после трех месяцев этих отношений. Андрей ушел в душ, оставив рядом со мной свой телефон. Так как было уже около часа ночи, я удивилась внезапно пришедшему сообщению. На экране айфона я увидела сообщение моего благоверного и пришедший на него ответ, очевидно, друга.
«Пробовали трахаться в разных позах, но она как рыба. Может, она фригидная?»
«Да ну нах. зачем тебе это нужно? найди себе когонить покруче. я знаю несколько девчёнок, они тебя с руками и ногами отхватят с твоим то прибором может быть даже на груповуху согласятся».

Я отвернулась от телефона, подумала. Вспомнила, что Андрей моется долго. Собралась и ушла. Как ни странно, мне не было больно или грустно. Мне было как-то противно. Интеллектуал Андрей, так тонко духовно устроенный, так исполненный идей о мире и о человечестве, оказался обычным, примитивным и каким-то больше неинтересным.
Чтобы он не волновался, я написала ему смску «Ушла. Советую согласиться на предложение друга, он плохого не посоветует».
После этого около полугода я выдерживала наплыв смсок, телефонных звонков, жалобных взглядов в университете. «Я тебя люблю. Вернись. Прости. Я хотел на тебе жениться» и тэдэ и тэпэ. Все это меня решительно не трогало.

Но с тех пор я пообещала себе, что не буду ни с кем спать без любви, ибо противно это и оставляет в душе какой-то грязный след.

Продолжение следует...

Также вам будет интересно прочитать следующие статьи:

Танец в одиночку. Глава первая

Танец в одиночку. Глава вторая

Танец в одиночку. Глава третья

Тина АЛЕШИНА


Комментарии (0)


Имя:
Комментарий:
Швайнштайгер: «стараюсь увеличивать нагрузку»
www.bayern-live.ru
Яндекс.Метрика