Главная / Психология и философия / Женщина земная и небесная. Тайна андрогина. О женских образах.

Женщина земная и небесная. Тайна андрогина. О женских образах.

Готовясь к написанию данной статьи, я столкнулся с непреодолимым барьером: четко и ясно очертить саму природу андрогина и раскрыть его тайну - такая задача, как я понял, будет грешить некой условностью. Ведь андрогинность вовлечена в мистерию нашей жизни, в мистерию отношений между людьми, в собственный человеческий нарратив (подчас не сводящийся к другому нарративу)... Очевидно лишь одно: многие из нас, сознательно или бессознательно, стремятся осуществить андрогинат, который захватывает почти все сферы бытования, начиная от религиозного экстаза и заканчивая сексуальными практиками. Тема эта поистине бездонна.

Первые упоминания об андрогине мы находим в диалоге Платона "Пир". Здесь нужно выделить несколько моментов. Дело в том, что античную философию ни в коем случае нельзя назвать "аналитической", поскольку она в своей сути является продолжением мифа, и логос греков еще включает его в свою мысль. Такие структуры мифа, как космогония, эсхатология, обрядность и ритуальность, пронизывают всю древнегреческую мудрость, оставаясь для нее путеводной звездой. Андрогин в диалоге "Пир" выступает именно в качестве единицы мифа. Один из участников спора (Аристофан) описывает андрогина как всемогущее (наравне с богами) муже-женское существо, которое имеет шаровидную форму тела. Такая форма объясняется происхождением от небесной сферы Луны. Обратим внимание, что шар или яйцо - это древнейший символ; во многих мифах о сотворении мира данный образ связывается с неразрывным единством определенных начал (как правило, Неба и Земли). "Разлом" яйца приводит к тому, что начала отделяются друг от друга и начинают "враждовать". Если мы допустим, что Небо - мужская обитель, а Земля - женская, то История (такой миф всегда повествует о предистории) есть вечная вражда мужского и женского. Впрочем, эта вражда необходима с точки зрения эсхатологии: достигнув пика, История вновь возвращается к состоянию бытийной полноты, а женское и мужское начала гармонизируются... Что же человек? Каждый из нас имеет свою личную "историю". Но ее законы повторяют законы истории мифической: мы проходим стадию единства, разделения и снова (уже на другом уровне) обретаем необходимую любовь и полноту.

Велик соблазн обозначить эти стадии следующим образом: первейшее единство – единство ребенка с собственной матерью, после чего мы отделяемся от материнского, ну и в конце концов сходимся с нашей противоположностью (завершая андрогинное построение). Что здесь не так? Разумеется, то, что этот путь целиком и полностью мужской. Мать при таком подходе считается женщиной «внешней», агрессивной и деспотичной, она не дает ребенку развиваться и всячески мешает росту. «Внутренняя» женщина любыми способами обособляется мужчиной от матери, посредством «брака» и патриархальной связи… Теперь, желая встать на женский путь, нам в первую очередь нужно отказаться от того, чтобы мыслить любовь (родительскую или иную) в терминах власти. И тогда мы должны понять, что женщина – это и мать, и жена одновременно. При этом само собой разумеется, что ни одна ее космическая функция неотделима от мужчины, а посему стремление женщины к андрогинату, конечно, сильнее. Там, где мужчина встает как бы «над» женщиной, она предпочитает другую роль по отношению к нему. Но здесь стоит провести границу между ролью женщины и характером этой роли. В первом случае мы называем женщину матерью и женой, тогда как во втором правильней всего будет сказать,что женщина (психологически) несет в себе статус «дочери». Это, на мой взгляд, очень важно наблюдение, проливающее свет на многие трудности, с которыми сталкиваются исследователи и философы.

Теперь более подробно разберем все женские позиции (дочери, матери и жены). Мать дарует жизнь, таково ее первое и главное свойство. Она, без сомнений, сконцентрирована на своем ребенке, однако материнское может распространяться и на всю природу, живую или неживую. В этом есть определенный магический элемент: мать вбирает в себя часть природы неживой (неодушевленной либо просто материальной), чтобы породить природу живую и вдохнуть энергию в новое создание… Скажем и то, что мать не только дает жизнь, но и забирает ее. Если мужчина не осознал необходимость материнского в самом сердце своей действительности, то он постепенно вовлекатся в процесс возвращения в лоно матери… Женское всегда неотступно – тот, в ком больше нет жизни (души), «пожирается» им, дабы вновь вызвать к существованию нечто живое. Болезненный опыт для мужчины, который пытается реализовать андрогинат, но остается в фазе разделения или разрыва (а то и вовсе деградирует до первичной фазы)… Фигура жены для него не является спасительной, так как она не образует никакого диалектического единения с фигурой матери.

Для дальнейшего обоснования моей гипотезы о единении я снова обращусь к мифологическим данным, конкретно – к мифу об Ариадне. Схематически его можно описать так: Ариадна протягивает нить Тесею, который отправляется в лабиринт на поиски своего сакрального чудища и вновь (после победы над чудищем), разматывая дальше клубок, «возвращается» к Ариадне; та встречает Тесея у выхода. Нужный нам символический подтекст вполне ясен. Ариадна «по-матерински» передает нить своему мужчине. Мужчину (или ребенка) гложат, конечно, «юношеские» сомнения – смогу ли я, сдюжу? Ему только предстоит сформироваться как герою, и без женщины он к этой трансформации не готов… Что же являет собой Минотавр, почему я назвал его «сакральным чудищем»? Образ лабиринта недвусмысленно указывает на то, что должен пройти любой человек в своей жизни, он полон тупиков и извилистых поворотов, где за каждым из них нас может подстерегать монстр... Минотавр появляется как раз на стадии разделения, это в каком-то смысле сама Ариадна, непроработанный ресурс женской силы, которая выходит из-под контроля. Результат схватки с чудищем зависит от того, способен ли Тесей пройти инициатический путь от юноши к настоящему мужчине… У выхода его ждет «другая» Ариадна, Ариадна-жена. Впрочем, согласно дальнейшему развитию мифа, Тесей вынужден отдать свою «жену» богу Дионису… А значит, вместе с мужчиной инициацию проходит и сама женщина, эволюционируя от земной ипостаси к божественной, становясь подлинной Богоневестой, но уже в отсутствии мужчины (об этом будет сказано чуть позже, когда мы остановимся на религиозных мотивах андрогинности).

Какие еще можно сделать выводы о фигуре жены? Если мать – это иррациональная стихия, форма сходств и отношений с природой (иногда жестокой), то жена образует исключительно рациональный порядок (в рамках этой функции). Она социализирует мужчину, чаще всего склонного к аскетическому идеалу. Также жена – гарант семейного и общественного взаимодействия, выражаясь поэтически, она – лицо мужчины, его лик, направленный вовне… Конечно, нельзя забывать и про сексуальную роль жены. Сексуальная практика становится залогом совершенно новой возможности андрогината, данного в разрезе высшей любви, где соединяются плоть и душа. Что до матери, то ее сексуальность можно охарактеризовать как автоэротическую (в любой стадии, даже когда происходит разрыв с мужчиной).

Несмотря на противоречия, образ женщины всегда остается целостным. Связь эту поддерживает ее особое состояние – состояние «дочери». Здесь я сразу хочу вынести за скобки некоторые невротические комплексы, всем нам хорошо известные и уже набившие оскомину. Главный образом потому, что они напрямую касаются именно взрослого, а не ребенка (если тот не «перерос» себя). Ребенок – это еще не носитель разрушающих травм (или комплексов), но сам по себе – напряженная открытость («незащищенность»). И лишь благодаря этим качествам он может послужить психологическим материалом, который скрепляет различные женские роли и принципы... Открытость женщины миру и самой себе есть первое условие желаемого андрогината. И, подводя итог тексту, замечу, что добиться андрогината путем растворения друг в друге мужчиной и женщиной невозможно. Мужчина должен принять всё многообразие женского (самый верный смысл его «отцовства» относительно «дочери»; принимающий открытость и не отдающий), а женщина – развернуть до конца напряжение собственной личности, которое ведет ее к истоку всего того, что мы вообще называем женским.

Читать первую часть цикла

Читать вторую часть цикла 


Комментарии (2)

Андрогин2014-08-18 23:27:39
Статью читать интересно, но она полна патриархальных стереотипов и сексизма более, чем полностью.

Лариса2014-02-24 13:01:47
С удовольствием прочла. Девиз жизни женщины: женщина – развернуть до конца напряжение собственной личности, которое ведет ее к истоку всего того, что мы вообще называем женским. Если бы в нас с детства формировали таковое. Наша безграмотность иногда приводит к не лучшим результатам...


Страницы:  1
Имя:
Комментарий:
Ростов все новости по запросу ростов новости футбольного клуба ростов.
Яндекс.Метрика